Последние комментарии

Главная > Византия в IV—XV в. > Византия под властью иноземцев

Византия под властью иноземцев

Власть под властью иноземцев.

Венецианская Романия.

В отличие от «франков» венецианцы не стремились к созданию большого государства на территории Византии. Они добивались обеспечения торговой монополии своей республики в Восточном Средиземноморье, контроля над коммуникациями и главными рынками Романии. После Четвертого крестового похода Венеция приобрела торговые кварталы Константинополя, остров Крит, порты Корон и Модон на Южном Пелопоннесе, острова в Ионическом море. Постепенно Венеция расширяла свои владения за счет важных крепостей Греции (Навплий, Монемвасия и др.) и островов в Эгейском море (Эвбея, Спорады и Киклады и др.). Крупнейшим ее приобретением в XV в. стал Кипр (1489). Города венецианской Романии играли первостепенную роль в посреднической торговле Венеции с Востоком. Кроме того, они были поставщиками сельскохозяйственной продукции Романии, особенно зерна, на венецианские рынки. На Крите и других островах земли были поделены между государством, венецианскими колонистами, церковью и греческими архонтами. Венецианские колонисты находились в более привилегированном положении, чем архонты. Они монополизировали управление и внешнюю торговлю. На Крите увеличились отработочные повинности крестьян, возросли налоги. Недовольство крестьян усилением эксплуатации и архонтов — политическими и экономическими ограничениями — привело к резкому обострению классовой и социальной борьбы. С 1212 по 1367 г. на Крите произошло 12 крупных выступлений против венецианского владычества. Это заставило республику пойти на уступки местной знати, многие представители которой вошли в состав привилегированного чиновничества, а также на некоторое смягчение эксплуатации крестьян. С середины XIV в. усиливалась консолидация господствующего класса, шел процесс эллинизации венецианских колонистов. Вместе с тем быстрое развитие товарно-денежных отношений способствовало освобождению крестьян за выкуп, росту торгово-ремесленных слоев. В XV—XVI вв. Крит был важным центром греко-венецианской культуры, испытывавшей влияние итальянского Ренессанса.

Генуэзская Романия.

Генуя не приняла участия в Четвертом крестовом походе и для образования торговых колоний и факторий в Романии воспользовалась договором с никейским императором Михаилом VIII (1261). После восстановления Византии и падения Латинской империи генуэзцы основали в Галате, на противоположном от Константинополя берегу Золотого рога, свой город-крепость — Перу. Затем, с конца 60-х годов XIII в., они приступили к колонизации Крыма, где их важнейшим оплотом стал город Каффа (Феодосия). Постепенно сеть генуэзских факторий покрыла все берега Черного и Азовского морей. Наибольшее значение из них имели Солдайя (Судак), Чембало (Балаклава), Тана (Азов), Самастро (Амастрида), Севастополис (Сухуми). С середины XIV в. и до 1475 г., когда Каффа была завоевана османами, генуэзцы фактически контролировали торговлю в Азо-во-Черноморском бассейне. В Эгейском море им принадлежал остров Хиос (1346—1566) и Фокея с богатыми месторождениями квасцов. Генуэзская династия Гаттилузи управляла островами Лесбосом и Фасосом, а в XV в. — и Лемносом.

Покорённая Византия.

В отличие от Венеции Генуя, с ее слабым центральным управлением, предоставляла дело органи-зации факторий частным лицам или объединениям предпринимателей, банкам. Фактории обладали значительной самостоятельностью и управлялись избираемыми на год консулами и небольшим штатом финансовых и судебных чиновников. Генуэзское население было в подавляющем меньшинстве в городах Романии, и оно довольно быстро наладило прочные связи с феодальной и городской верхушкой тех областей, где устраивались фактории. Так как в генуэзской колонизации довольно широко участвовали не только купцы, но и городские низы, матросы и ремесленники, последние три группы нередко сближались по положению с эксплуатируемым местным населением городов Черноморья или Эгеиды и вместе с этим населением участвовали в борьбе против городского патрициата.
Города и фактории генуэзцев в Северном (Каффа) и Северо-Восточном (Тана, Мапа-Анапа) При-черноморье были крупными центрами работорговли и экспорта рабов в Европу и мамлюкский Египет.

Греческие государства в первой половине XIII в.

Первые попытки отдельных греческих архон-тов организовать сопротивление латинянам, народные выступления против их владычества не имели успеха. Однако с 1205 г. в Вифинии, вокруг не занятых крестоносцами городов Брусса и Никея, складывается ядро новой государственности — Никейской империи. Города Малой Азии, вошедшие в ее состав, были развитыми центрами ремесла и торговли, а земли отличались плодородием. Основатель государства Феодор I Ласкарь (1205—1222) не располагал большими денежными средствами. Однако он унаследовал много бывших императорских поместий, владения константинопольских церквей и монастырей, захваченных латинянами. Эти земли он использовал для раздачи в пронии, как правило, без права передачи их по наследству и с условием обязательного несения прониаром воинской службы. Опираясь на прониаров, а также на отряды пограничных военных поселенцев — акритов и зажиточных свободных крестьян — стратиотов, Феодор I создал эффективную армию, остановившую продвижение латинян в Малой Азии. Его преемник, талантливый полководец и администратор Иоанн III Ватац (1222—1254), перенес военные действия на Балканы, осуществил там значительные завоевания и подготовил падение Латинской империи. Ему, однако, пришлось вступить в борьбу с другим греческим государством — Эпирским царством (1204—1337).

В отличие от Никейской империи, Эпирское царство распадалось на множество полусамостоя-тельных феодальных владений и наместничеств. Архонты Эпира властвовали в городах. Неравномерность экономического развития отдельных областей и пестрый состав его населения (греческого, албанского, славянского и влашского) усиливали децентрализованность. В 1230 г. Эпирское царство было разгромлено болгарами, а в 40—50-е годы XIII в. — никейцами и вышло из борьбы за восстановление Византии.
Третье государство возникло в Южном Причерноморье, в области Понт. Отрезанная от остальной части Малой Азии высокими горными хребтами, эта область издавна тяготела к политической самостоятельности. В 1204 г. при поддержке войск грузинской царицы Тамары, там образовалась Трапезундская империя (1204—1461) во главе с Великими Комнинами, потомками известной византийской династии. В первые годы своего правления трапезундские Комнины приняли участие в борьбе за восстановление Византии, но после поражений, нанесенных им Феодором I Ласкарем и сельджуками, вышли из борьбы. Трапезундская империя занимала выгодное географическое положение на магистральных путях торговли Западной Европы со странами Востока; она была одной из наиболее густонаселенных областей византийского мира.

Восстановление Византийской империи.

Значительные экономические ресурсы, близость к Константинополю, победы над соперниками предопределили успех Никейской империи в борьбе за вос-становление Византии. В 1259 г. в битве при Пелагонии никейские войска разгромили союзную армию эпирских правителей и морейского князя, наиболее сильного из государей Латинской Романии. В 1261 г. почти без сопротивления отряды никейского императора Михаила VIII Палеолога заняли Константинополь. Латинская империя прекратила свое существование. Однако и восстановленная Византия была лишь подобием некогда огромной державы. В нее вошли западная часть Малой Азии, часть Фракии и Македонии, острова в Эгейском море и ряд крепостей на Пелопоннесе. Внешнеполитическое окружение Византии было неблагоприятным: на западе возникла враждебная ей коалиция, куда входила и Венеция, во главе с сицилийским королем Карлом I Анжуйским, на востоке росла турецкая угроза, на севере империю теснили болгары и сербы. Михаил VIII Палеолог (1259—1282) был опытным политиком. Еще накануне захвата Константинополя он предоставил большие торговые льготы генуэзцам, рассчитывая на поддержку их флота против венецианцев и Карла Анжуйского. В 1274 г. он пошел на заключение унии с папством, чтобы расколоть враждебную коалицию, что ему и удалось сделать. Против болгар Михаил VIII стремился использовать орды монгольского хана Ногая. Казалось бы, внешнеполитическая угроза была устранена. Однако резко выросла внутренняя оппозиция Михаилу VIII из-за непопулярности его униатской политики у греческого населения и его пособничества крупным феодалам в ущерб городам, акритам (которых он стал облагать высокими налогами) и основной массе сельских жителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2010-2017 История - История древнего мира.