Последние комментарии

Главная > Германия в XII — XV вв. > Развитие городов в XIV—XV вв

Развитие городов в XIV—XV вв

Для Германии XIV — XV века стали временем наивысшего расцвета ее городов, бурного роста ремесел и торговли, особенно посреднической между разными странами. Всему этому способствовало выгодное положение Германии на путях международной торговли.
Уже на рубеже XIII и XIV вв. в Германии было около 3500 городов, в которых проживала примерно пятая часть населения страны, составлявшего 13—15 млн. человек. В подавляющем большинстве это были мелкие города разного типа с числом жителей до тысячи человек, тесно связанные со своим аграрным окружением. Их рынки привлекали крестьян из близлежащих деревень, расположенных в радиусе 10—30 км. Такое расстояние позволяло за день побывать на рынке и вернуться домой. Сеть этих городков покрывала всю страну, но в Германии сложились и три зоны преимущественной концентрации городской жизни, где находилась основная масса более крупных городов, с 3—10 тыс. жителей, а также самые значительные немецкие города, с населением свыше 20 тыс. человек, — Кёльн, Страсбург, Любек, Нюрнберг. Первая из этих зон — северогерманская, в нее входили Бремен, Гамбург, Любек, Висмар, Росток, Штральзунд и другие портовые города, расположенные на побережье Северного и Балтийского морей либо на речных путях к ним. Они энергично включились в европейскую транзитную торговлю на разветвленных морских трассах между Лондоном и Новгородом, Брюгге и Бергеном. Вторая зона — южногерманская: Аугсбург, Нюрнберг, Ульм, Регенсбург, но также Базель, Вена и другие города. Многие из них вели оживленную торговлю с землями по Дунаю, но большинство ориентировалось прежде всего на Италию: они были связаны через альпийские горные проходы с Миланом, славившимся ярмарками, и с Венецией и Генуей — двумя главными посредниками в торговле Западной Европы с Левантом. Третью зону образовали многочисленные города вдоль Рейна, от Кёльна до Страсбурга. Через них шел торговый обмен юга и севера не только Германии, но в значительной мере и Европы в целом. Общий уровень развития внутригерманской торговли был достаточно высок, хотя тяготение отдельных регионов друг к другу оставалось по-прежнему слабым.
Собственное производство в немецких городах было рассчитано преимущественно на местные рынки. Сложились, однако, и такие его центры, продукция которых ценилась по всей стране и за ее пределами. Это были прежде всего южногерманские города, где изготовляли добротные льняные и хлопчатобумажные ткани, в том числе бумазею. Они пользовались постоянным спросом не только в Италии, но и в Испании. В этих городах занимались шелкоткачеством, используя привозной сырец, достигли высокого мастерства в обработке металлов. Общеевропейской славой пользовались изделия из металла нюрнбергских ремесленников — от художественного литья и ювелирных изделий, оружия, колоколов, светильников до наперстков, ножниц, циркулей, клещей и прочего трудового инструментария. Как и в других западноевропейских странах, главной отраслью производства, поставлявшей товары на экспорт, было сукноделие. Грубые сукна изготовлялись по всей Германии для собственных нужд, обычно из местной шерсти и с использованием местных красителей. Вывозили из Германии тонкое сукно. Им особенно знаменит был Кёльн, пытавшийся соперничать даже с фламандскими сукноделами.

Во второй половине XIV в. ремесленники работали в крупных городах Германии более чем в 50 отраслях производства, и эта дифференциация позже еще возросла. В ряде отраслей — в нюрнбергской металлообработке, кёльнском сукноделии — появилась специализация по двум десяткам профессий. В результате складывалась одна из предпосылок для развития немецкого мануфактурного производства.
К середине XV в. усилились новые явления в хозяйственной и социальной жизни немецкого города. Хотя цеховой строй продолжал господствовать, явными стали симптомы его начавшегося разложения: «замыкание цеха», появление «вечных подмастерьев», нарастающая имущественная поляризация в среде цеховых ремесленников. Одновременно по преимуществу в немецком текстильном производстве и главным образом в сельских районах, где труд был дешевле и отсутствовала цеховая регламентация, начала укореняться «система раздач». Это была форма рассеянной мануфактуры, при которой купец-предприниматель, организатор расчлененного на операции процесса производства, скупал сырье оптом на дальних рынках, ссужал его работавшим на дому за плату изготовителям пряжи и изделий-полуфабрикатов, доводил изделие до полной готовности в городе у опытных специалистов-ремесленников и затем сбывал продукцию снова на дальних рынках. Основными районами, где распространялась «система раздач», стали Южная Германия, область Северного Рейна с центром в Кёльне, Саксония, которая в XV в. по сукноделию превратилась в одну из передовых земель страны.
Особое место в экономике Германии принадлежало горному делу, в котором немецкие мастера занимали ведущие позиции в Европе XIV—XV вв. Здесь также зарождались элементы раннека-питалистических отношений. Углубление шахт, удлинение штолен требовали крупных затрат на оборудование, в том числе для откачки воды и очистки воздуха. Необходимый капитал стали обеспечивать паевыми взносами состоятельных горожан, богатых монастырей, торговых фирм, получавших соразмерную долю прибыли. Феодальные владельцы недр — князья и император — нередко закладывали горные промыслы торговым фирмам, а те сдавали их на откуп предпринимателям или сами вторгались в организацию производства. Наряду с горняками, работавшими в шахтах самостоятельно, на свой страх и риск, к концу XV в. появились исчисляющиеся тысячами наемные рабочие.
Зарождение мануфактурного производства в централизованной форме происходило главным образом в бурно развивавшейся новой отрасли — книгопечатании, где важную роль играла система последовательных операций изготовления книги. К концу XV в. в немецких землях было около 60 книгопечатен, в том числе несколько крупных.

Дальнейший рост немецкой экономики и зарождение в ряде отраслей производства новых форм его организации встречали на своем пути серьезные преграды. Главными из них были неравномерность хозяйственного развития отдельных регионов и их слабая взаимосвязь друг с другом, а также во многом обусловленная этой ситуацией политическая раздробленность страны. Ее характерными проявлениями были отсутствие единой системы монет, мер и весов, небезопасность дорог и многочисленность таможенных поборов на торговых путях. На рубеже XIV—XV вв. различные монеты чеканились в Германии в 500 местах, а таможен только на Рейне было свыше 60.
В обстановке политической раздробленности страны, засилья феодального произвола, слабости императорской власти города были вынуждены сами защищать свои интересы в Германии и за ее преде-лами, объединяясь в союзы. Самым крупным из них в истории средневековой Европы стало северогер-манское торгово-политическое «товарищество» — Ганза. Начавшись в XII в. как объединение отдельных купцов и их групп, она с конца XIII в. до середины XIV в. превратилась в союз городов и просуществовала более 500 лет, формально — до 1669 г. Ее расцвет приходится на XIV — середину XV в., когда она объединяла около 160 городов.
Целью Ганзы были активная посредническая торговля, обеспечение безопасности торговых путей, гарантии привилегий своих граждан за границей, поддержание стабильности политического строя в городах союза, где у власти стояла, как правило, богатая патрицианская верхушка. Ганза осуществляла свои задачи всеми доступными ей средствами — от дипломатических до применения против соперников или непокорных экономической блокады и военных действий. Ее ядро составляли уже упоминавшиеся города северной зоны, самыми влиятельными из них были Любек и Гамбург. Ганза господствовала в торговле между Нидерландами, Англией, Скандинавскими странами и Русью, имела свои торговые конторы, жилые дома, складские помещения в Новгороде, Стокгольме, Лондоне, Брюгге и других городах, но ее купцы бывали и в Бордо, Лиссабоне, Севилье.
Флотилии ганзейских кораблей, бравших на борт до 200—300 т груза, везли из Прибалтики, Скандинавии и русских земель преимущественно громоздкие и тяжелые товары — зерно, рыбу, соль, руду, лес, изделия из дерева, но также мед, воск, сало, меха, а в обратном направлении — западноевропейские ремесленные изделия из металла, высококачественное сукно, вина, предметы роскоши, а также пряности, проделавшие путь от самого Леванта. В отличие от торговли южногерманских городов товары собственного производства занимали в ганзейской торговле мало места.

Внешнюю и внутреннюю политику Ганзы определяли не бюргерские и тем более не плебейские слои ее городов. Плебс составлял в них свыше половины населения, но был бесправен. Власть крепко держал в руках патрициат, десятая часть городских жителей. Со второй половины XIV в. представители городов Ганзы собирались на регулярные съезды, решения которых были обязательны для всех ее членов. Подобно государству, Ганза не раз вела войны; так, с помощью Швеции и других союзников она энергично воевала с Данией, победила и по миру 1370 г. не только подтвердила привилегии своих купцов, но и получила во владение ряд крепостей на юге Скандинавского полуострова.
Каждый ганзейский город был автономен в ведении своих торговых и политических дел, но не должен был наносить ущерб всему союзу. У него не было единого управления, кассы, флота; усилия объединялись лишь для общих, выгодных всем участникам конкретных задач. В результате для той или иной торговой операции либо военных целей могли отправляться флотилии от нескольких кораблей до нескольких их десятков и даже сотен. Всего у Ганзы было около тысячи судов.
Ганза играла двойственную роль: она способствовала развитию посреднической торговли на огромной территории, но душила конкуренцию купцов других стран; она отстаивала коммунальные свободы своих членов от притязаний феодальных властителей, но и подавляла внутригородские выступления против засилья патрициата; она объединяла города Севера Германии, но и отъединяла их от интересов других частей страны.
К середине XV в. Ганза испытывает растущее давление со стороны конкурентов, получающих поддержку от своих государств, в то время как Ганза ее не имела. Голландские, затем и английские купцы теснят ганзейцев. В торговле с Новгородом ведущее положение переходит от Любека к городам Ливонии. Усиление Польши повышает значение Данцига. Сыграли свою роль и внутренние противоречия в Ганзе. Ее удельный вес в транзитной торговле снижается, но упадок союза относителен, он еще остается большой силой.
Ганза была не единственным крупным городским союзом в Германии. Во второй половине XIV в. возникают Швабский и Рейнский союзы городов, объединившиеся в 1381 г. В эту коалицию входило более 50 городов. Активизируется и рыцарство, особенно в Юго-Западной Германии, создающее ряд собственных сословных объединений, в том числе Общество щита святого Йоргена и Общество святого Вильгельма. Стремясь расширить свое влияние, рыцарские союзы вступают в борьбу с городскими. Этим воспользовались князья, которых не устраивало усиление ни рыцарей, ни городов, и в 1388 г. объединение швабских и рейнских городов было разгромлено. Попытка городов подкрепить свою роль военной силой, чтобы добиться возрастания своего политического влияния в империи, провалилась.

1 комментариев к записи “Развитие городов в XIV—XV вв”

  1. Карина:

    Более чем достаточно материала. спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2010-2017 История - История древнего мира.