Последние комментарии

Главная > Греция > Источники по Пелопонесской войне

Источники по Пелопонесской войне

Не только последующие поколения, но даже и современники, особенно младшие из них, дожившие до 404 г. до н. э., ясно сознавали, что Пелопоннесская война резко отличалась от предыдущих войн. В первую очередь здесь следует отметить наш главный и зачастую единственный источник — произведение Фукидида, начинающееся с заявления, что он приступил «к труду своему тотчас с момента возникновения войны в той уверенности, что война эта будет войною важной и самой достопримечательной из всех предшествовавших» (I, 1, 1). (С. А. Жебелев «Фукидид и его творение» и «Творчество Фукидида» в I и II томах перевода «Истории» Фукидида).

Творчество Фукидида, по меткому выражению академика С. А. Жебелева, представляет собой «высший образец античной историографии». В противовес своим предшественникам, в частности старшему современнику Геродоту, Фукидид действительно старался создать научную историю событий. Он широко и очень тщательно использует документальный материал и старается критически подойти к имеющимся в его распоряжении данным.

Фукидид сам заявляет: «Я не считал согласным со своей задачей записывать то, что узнавал от первого встречного, или то, что я мог предполагать, но записывал события, очевидцем которых был сам, и то, что слышал от других, после точных, насколько возможно, исследований относительно каждого факта, в отдельности взятого». Во многих случаях Фукидид оговаривает, что не мог добиться истины. Он всегда подчеркивает основные, по его мнению, причины событий. За непосредственными поводами войны (керкирский и потидейский конфликты, мегарская псефизма) Фукидид отмечает как  основную причину войны то, «что афиняне своим усилением стали внушать опасение лакедемонянам».

Фукидид сам принимал активное участие в общественной жизни и политической борьбе своего полиса — Афин. Вполне понятно, что его политические убеждения — а он был сторонником умеренной олигархии — не могли не повлиять на его оценку внутриполитической борьбы в Афинах. Фукидид враждебно относится к демократии. Он резко отрицательно характеризует крупнейшего вождя демоса Клеона, и, если не считать голословных оскорблений, совершенно умалчивает о деятельности видного последователя Клеона — Гипербола; Фукидид откровенно признает умеренную олигархию Ферамена в 411 г. до н. э. «наилучшим государственным строем» и совершенно незаслуженно приписывает ей успехи афинского флота, одержанные под руководством Алкивиада. Рабство, по Фукидиду, вполне натуральное состояние для «варваров».

 

Ожесточенная политическая и социальная борьба, разгоревшаяся во время Пелопоннесской войны во всей Элладе, была в глазах Фукидида лишь показателем одичания и понижения морального уровня эллинов. Не понимая социальных причин гражданской войны на Керкире, он ограничивается сетованием на преступную человеческую природу. «Человеческая природа, которой свойственно впадать в преступления вопреки законов, взяла верх над последними и с наслаждением проявляла себя, не сдерживая страсти, господствуя над правом и враждуя с лицами, имеющими превосходство».

Не ясна для Фукидида и тесная связь между внутриполитическим развитием и военными действиями воюющих сторон. Быть может поэтому он умалчивает о важных событиях внутренней истории Афин как непосредственно перед началом войны и в период после смерти Перикла, так и во время Никиева мира. Например, он ничего не говорит о нападках на Перикла и окружающих его людей в 433—431 гг. до н. э., не вспоминает хотя бы мимоходом об остракизме Гипербола и т. д. К счастью, Плутарховы биографии Перикла, Никия и Алкивиада частично восполняют этот досадный пробел в произведении крупнейшего историка классической Греции.

Несмотря на критическое отношение к мифам, Фукидид все же верит в существование Харибды и лестригонов. Он уделяет также много внимания различным приметам, предсказаниям, изречениям оракулов и т. д.

Последний период войны (с 411 по 404 г. до н. э.) известен нам значительно меньше. Основным источником являются здесь «Греческая история» Ксенофонта и, кроме того, фрагменты из Диодора Сицилийского, а также Плутарховы биографии Алкивиада и Лисандра.

Важным источником для историка являются и надписи этого периода. Это в основном тексты договоров, инвентарные списки и отчеты афинских храмов, данные о форосе участников Афинского морского союза, отдельные постановления экклесии. Тексты их опубликованы в своде греческих надписей — «Inscriptiones Graecae» (в дальнейшем — IG) и в текущих номерах археологических журналов, прежде всего в «Hesperia». Благодаря этим эпиграфическим текстам мы можем определить размеры дани, налагаемой Афинами на членов архэ, уточнить суммы расходов по отдельным экспедициям, а также охарактеризовать содержание союзных договоров Афин со многими полисами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2010-2017 История - История древнего мира.