Последние комментарии

Германия в X—XI вв

К началу X в. феодализация в Германии сделала заметные успехи. Основными общественными классами стали крупные земельные собственники-феодалы и зависимое от них в разной степени крестьянство. Все большее значение приобретала феодальная вотчина.

Вместе с тем процесс феодализации в Германии протекал более замедленными темпами, чем во Франции, так как разложение родоплеменного строя проходило здесь при весьма слабом воздействии на него позднеримских социально-экономических порядков. Продолжал сохраняться значительный слой свободных общинников, не втянутых в феодальные отношения. В сельской общине выделились средние и крупные аллодисты, обладавшие значительными земельными участками, которые частично обрабатывались с помощью несвободных людей. Но эти аллодисты не стали в полной мере феодальными собственниками; эксплуатация труда зависимых крестьян еще не была основой их хозяйства.

Незавершенность феодализации в Германии нашла свое выражение и в ее политической организации: крупные магнаты, особенно церковные, не располагали еще аппаратом внеэкономического принуждения. Должность графа и вся система местного управления еще не феодализировались; во многих областях сохранялась старая, в основе своей племенная судебная и военная организация. Не сложилась еще окончательно и феодальная иерархия.
Относительно медленное формирование раннефеодального государства в Германии проявилось и в сохранении к началу X в. на ее территории племенных герцогств: Саксонии и Тюрингии (в Северной Германии, между Рейном и Эльбой и ее притоком Заале), Франконии (по среднему течению Рейна и по Майну), Швабии (по верхнему течению Дуная и Рейна и его притока Неккара) и Баварии (по среднему течению Дуная). Герцоги, превращаясь постепенно в крупных феодальных земельных собственников, использовали для укрепления власти и свое положение племенных вождей. Это вело к сохранению племенной разобщенности, тормозившей историческое развитие Германии.

Возникновение единого немецкого раннефеодального государства.

В 911 г., после того как в Германии пресеклась династия Каролингов, королем был избран один из герцогов — Конрад I франкон-ский, при котором вспыхнул открытый конфликт между королевской властью и племенными герцогами, закончившийся поражением короля. После смерти Конрада I между племенными герцогами развернулась борьба за власть; в результате в 919 г. были избраны сразу два короля — Генрих I Саксонский и Арнульф Баварский.
Однако несмотря на сепаратизм герцогов, в Германии в это время существовали уже объективные предпосылки для усиления королевской власти. В этом были заинтересованы многочисленные средние и крупные аллодисты, нуждавшиеся в помощи сильной королевской власти: с одной стороны — для захвата общинных земель и подчинения свободных общинников, с другой — для защиты от притеснений более крупных феодалов. В поддержке со стороны королевской власти нуждались также монастыри и епископства, заинтересованные в расширении церковного землевладения. Кроме того, политическое объединение Германии в то время было необходимо перед лицом внешней опасности; с конца IX в. Германия стала ареной набегов норманнов, а с начала X в. — венгров, обосновавшихся в Паннонии. Их конные отряды неожиданно вторгались в Германию, опустошая все на своем пути, и так же внезапно исчезали. Попытки организовать действенный отпор венграм силами пешего ополчения отдельных герцогств оказались неэффективными.
Объективные предпосылки для усиления королевской власти в Германии были использованы ко-ролями Саксонской династии (919—1024), при первых представителях которой — Генрихе I и Оттоне I — фактически сложилось Германское раннефеодальное государство. Генрих I (919—936) искусной” политикой добился признания своей власти всеми племенными герцогами, в том числе и Арнульфом Баварским. Используя феодальные распри во Франции, ослабившие ее власть в Лотарингии, и опираясь на поддержку части местных феодалов, он присоединил Лотарингию к Германскому королевству. Успешно велась борьба против набегов венгров.

Большое значение имело строительство замков и создание тяжеловооруженной рыцарской конницы, способной эффективно бороться с подвижными венгерскими отрядами. Первая крупная победа над венграми была одержана в 933 г. на саксоно-тюрингской границе.

Церковная политика Оттонов.

Несмотря на успехи в борьбе с внешними врагами, положение королевской власти в стране по-прежнему оставалось неустойчивым. Централизаторской политике коро-левской власти оказывали упорное противодействие племенные герцоги. Они признали за Генрихом I королевский титул только после того, как он отказался от всякого вмешательства в их внутренние дела. Но когда сын и преемник Генриха I Оттон I (936—973) сделал попытку ограничить самостоятельность герцогов, началось восстание.
Чтобы обуздать сепаратистские устремления и укрепить авторитет центральной власти, ей были необходимы органы управления, способные проводить на местах политику королевской власти, быть ее надежной опорой. Эту задачу Оттон I пытался решить при помощи союза с церковью, которую он стре-мился поставить на службу государству. Материальной базой этого союза явились обильные земельные пожалования короля церковным учреждениям. Подавляющее большинство подобных раздач падает на правление Оттона I и его сына Оттона II.
Земельные пожалования церкви сопровождались предоставлением ей широких политических прав над всеми жителями этих земель. Церковь превращалась в крупнейшего феодала-иммуниста. На территории церковного иммунитетного округа запрещался всякий суд, кроме церковного. Церковные учреждения получили право высшей (уголовной) юрисдикции над зависимым населением.
Оттоновские иммунитетные привилегии, предоставляя церковным учреждениям широкие госу-дарственные полномочия, превращали их фактически в важнейшие исполнительные органы государства. Епископствам и аббатствам, непосредственно подчиненным королю, жаловался так называемый королевский банн над территорией, далеко выходящей за пределы их земельной собственности. Под королевским банном понималась совокупность государственных функций и полномочий (судебных, военных, административных и др.), принадлежащих королю и его должностным лицам.

Щедро одаряя церковь земельными владениями и политическими правами, Оттон I вместе с тем стремился прочными узами привязать ее к престолу, превратить в послушное орудие своей власти. Все епископские и аббатские должности находились в фактическом распоряжении короля. Духовенство лишь выдвигало кандидатов на эти должности, но утверждал их и вводил в должность и во владение землей король, производя так называемую инвеституру. Когда должность архиепископа, епископа или аббата оставалась вакантной, все доходы с их земли шли королю, который поэтому не спешил замещать ее.
Высшие церковные сановники привлекались королем для несения административной, дипломатической, военной, государственной службы. Вассалы епископов и имперских аббатов составляли большую часть оттоновского войска; нередко во главе его подразделений стоял сам церковный иерарх. Эта церковная организация, поставленная на службу королевской власти и являвшаяся ее главной опорой, получила в литературе название имперской церкви (Reichskirche). Усилению политического влияния Оттона I способствовала его решающая победа над венграми в 955 г. на реке Лехе близ Аугсбурга, положившая конец их набегам на германские земли.
Итальянская политика германских королей и создание так называемой Священной Рим-ской империи. Церковная политика Оттона I нашла свое логическое завершение в стремлении королев-ской власти установить контроль над папством, стоявшим во главе римско-католической церкви. Подчинение папства было тесно связано с планами завоевания Италии и возрождения некоего подобия империи Карла Великого. В этом стремлении Оттона I поддерживало большинство немецких феодалов, видевших в итальянской политике королевской власти удобное средство для своего обогащения за счет грабежа богатых итальянских земель. Политически раздробленная Италия, не способная объединиться для отпора завоевателям, переживавшее период упадка папство, борьба различных феодальных клик — все это облегчало Оттону выполнение его планов. В 951 г. он совершил первый поход в Италию, в результате которого была захвачена Ломбардия, а Оттон I принял титул короля лангобардов. Спустя 10 лет, воспользовавшись очередным обострением борьбы между папой и итальянскими феодалами, Оттон I совершает новый поход в Италию, который принес ему осуществление его честолюбивых замыслов. В 962 г. папа короновал Оттона I в Риме императорской короной. Перед этим Оттон I по специальному договору признал притязания папы на светские владения в Италии, но верховным сеньором этих владений провозглашался император. Вводилась обязательная присяга папы императору, что и являлось выражением подчинения папства империи. Так в 962 г. возникла средневековая «Римская» империя во главе с германским королем (с конца XII в. она стала именоваться Священной Римской империей), претендовавшая на преемственность от империи Карла Великого и даже от Западной Римской империи. Она включала помимо Германии Северную и часть Средней Италии, некоторые славянские земли, а также часть Южной и Юго-Восточной Франции. В первой половине XI в. к империи было присоединено Бургундское королевство (Арелат).
Создание германскими королями новой империи было реализацией тех же универсалистских тенденций, которые ранее привели к возникновению Каролингской монархии. Как и империя Карла Великого, она была аморфным и в какой-то мере искусственным образованием, но в отличие от нее новая империя, постоянно видоизменяясь, просуществовала много столетий. На первых порах, в X — начале XI в., Римская империя способствовала укреплению центральной власти в Германии, временному сплочению ее разных территорий. Однако позднее, с конца XI в., особенно же в XII—XIII вв., она все более становилась препятствием на пути складывания централизованных государств и во Франции, и в славянских землях, и в Италии. Тормозила она в эти столетия и централизацию самой Германии. Императорский титул и связанные с ним универсалистские претензии вели к растрате сил германского государства в итальянских завоевательных походах, мало что дававших германскому народу.
Начиная с Оттона I императоры большую часть своего царствования проводили в Италии, улаживая отношения с папами, участвуя в бесконечных распрях итальянских феодалов и тщетно пытаясь подчинить своей власти эту богатую страну. Почти постоянное отсутствие короля в Германии, естественно, было на руку крупным немецким феодалам, способствовало росту их самостоятельности, усилению центробежных сил в стране

.

Начало наступления немецких феодалов на земли полабских славян.

С середины X в. нача-лась активная экспансия немецких феодалов на восток Европы, в земли полабских славян. Эта политика также была обусловлена стремлением немецких князей к расширению земельных владений и увеличению количества зависимых людей. Католическая церковь поддерживала эту политику, рассчитывая обратить в свою веру население славянских областей. Первой жертвой немецкой экспансии стали соседи саксов — полабские славяне. Генрих I обложил данью всю сербо-лужицкую группу славян, а также некоторые другие славянские племена (лютичей, ободритов). Но в остальном эти племена сохраняли самостоятельность: подчинялись своим князьям и жили по своим обычаям; немецкие феодалы не вмешивались в их внутреннюю жизнь. Новый этап наступления против славян начинается в правление Оттона I, когда немецким феодалам после длительной борьбы удалось подчинить славянские племена, жившие между Эльбой (Лабой) и Одером (Одрой), и включить их в состав Германской империи. Для укрепления господства над покоренными славянами проводилась их насильственная христианизация. Завоевания славянских земель, осуществлявшиеся с большой жестокостью, в X в. не всегда были связаны с попытками хозяйственного освоения немецкими феодалами захваченных территорий; часто они просто приводили к установлению тяжелой формы даннических отношений.

Славяне неоднократно восставали, уничтожали немецкие гарнизоны и немецких колонистов, от-рекались от христианства. В конце X в. в результате восстаний полабских славян немецкие феодалы утратили занятые ими славянские земли за исключением Сербо-Лужицкой области.
Дальнейшее укрепление феодального строя в Германии. В течение X столетия в Германии ус-коряется процесс феодализации общества, втягивания в феодальную зависимость подавляющего боль-шинства ранее свободных общинников.
Особо важная роль в этом процессе принадлежала ранне-феодальному государству, вся внутрен-няя политика которого энергично содействовала торжеству нового строя. Уже политика Генриха I — строительство замков и создание тяжеловооруженной рыцарской конницы — стимулировала ход феода-лизации. Королевские замки являлись не только опорными пунктами для отражения венгерских набегов, но и центрами феодальной эксплуатации окрестного населения. Переход от пешего народного ополчения к рыцарской коннице способствовал расслоению свободных общинников; верхушка их поднималась в ряды рыцарства и таким путем входила в состав господствующего класса, в то время как масса разоряющихся свободных общинников, будучи не в состоянии нести конную службу, сближалась в своем социальном положении с зависимым крестьянством. Еще большее значение для ускорения процесса феодализации имела оттоновская церковная политика. Развитие иммунитета на церковных землях способствовало установлению феодальной зависимости (в том числе и личной) ранее свободных общинников.
В экономике Германии в тот период происходили глубокие внутренние социально-экономические сдвиги, обусловленные развитием производительных сил общества: распространением трехполья, увеличением площади пахотных земель, особенно путем внутренней колонизации — освоения пустошей и расчистки лесов, — расширением виноградарства в южных областях страны, развитием деревенского ремесла.
В VIII—IX вв. на территории Восточно-Франкского королевства появились уже довольно много-численные предгородские поселения, в которых осуществлялись более или менее постоянные торговые связи. Они возникали на берегах удобных морских бухт, у речных переправ, около замков (бургов) и епископских резиденций. Кроме того, в районах бывшей римско-германской границы — вдоль Рейна и Дуная — сохранялись еще старые римские города: Трир, Кёльн, Майнц, Аугсбург и др. Сильно сократившиеся в размерах и заметно аграризированные, они все же сохраняли традиции античного ремесла и римской материальной и духовной культуры. Развивалось ремесло и внутри вотчин. С X в. в деревне намечается тенденция к отделению ремесла от сельского хозяйства. Растут города уже средневекового типа, как центры в первую очередь ремесла и торговли. Одни из них возникали заново другие — из германских предгородских поселений, третьи — в рамках старых римских городов или рядом с ними, но уже как города нового типа.

Дальнейшее укрепление феодализма в Германии вело к заметному сокращению слоя свободных крестьян-собственников и свободных общин. Только в немногих окраинных местностях (Фрис-ландия, Дитмаршен, Тироль, в меньшей степени — Саксония) сохранялось еще более или менее значительное число свободных общинников. Все большее экономическое и социальное значение в обществе приобретало крупное феодальное землевладение в виде вотчин-сеньорий.
Феодальная эксплуатация зависимого крестьянства осуществлялась в таких вотчинах в X—XI вв. чаще всего в форме барщины, к которой присоединялись различные оброчные платежи. Широкое распространение барщины способствовало утверждению особенно тяжелой зависимости крестьян — личной.
Важных успехов в X в. достиг процесс внутренней консолидации класса феодалов: распространялись вассальные отношения, складывалась иерархическая структура господствующего класса. Средоточием экономической и политической жизни страны все более становится феодальная вотчина. Отсюда исходила административная и судебная власть над окрестным населением, дающая возможность вотчиннику осуществлять внеэкономическое принуждение.

Немецкое королевство как раннефеодальное государство в IX—X вв. сыграло заметную роль в политическом объединении германских племен, в его рамках были заложены основы немецкой народности, первые упоминания о которой (diutiskin liute) появляются в конце XI в.
Но по мере развития феодализации все более суживалась та социальная база, на которой стало возможно возникновение и временное усиление единого немецкого раннефеодального государства. Сломив политический сепаратизм племенных герцогов, королевская власть не могла успешно противостоять росту политических притязаний крупных феодальных землевладельцев. Церковная политика Оттона I и его преемников была действенным средством сплочения церковных феодалов вокруг королевской власти, но лишь до той поры, пока церковные учреждения нуждались в содействии центральной власти для укрепления церковной вотчины за счет общинных и аллодиальных земель и втягивания в зависимость их прежних собственников. По мере успешного завершения складывания церковных вотчин, в которых развивался уже собственный устойчивый аппарат внеэкономического принуждения, крупные церковные феодалы, оказавшиеся властителями обширных и компактных территорий, подобно светским магнатам, уже в первой половине XI в. все более становятся в оппозицию к центральной власти.

Политический кризис второй половины XI в. Начало борьбы за инвеституру.

Первые короли новой Франконской (Салической) династии (1024—1125) — Конрад II и Генрих III — пытались сохранить позиции центральной власти, приспособив ее к новым социальным условиям. Так, Конрад II в противовес чрезвычайно усилившимся светским и духовным магнатам стремился опереться на многочисленный слой мелких феодалов, вмешиваясь в отношения между сеньорами и вассалами. Он запретил сеньорам произвольно конфисковывать лены вассалов. Генрих III, уже не имея достаточной опоры в имперских монастырях, старался сблизиться с монашеством новых, «частных» монастырей, находившихся в подчинении у отдельных феодалов, выступая в роли их покровителя. Однако эти меры не могли предотвратить политический кризис как в германских областях, так и в империи в целом. Кризис быстро нарастал в первые годы царствования Генриха IV (1056—1106), который до 1065 г. был несовершеннолетним. Именно в это время окончательно сложился союз между папством и поддерживавшей его сильной группировкой итальянских феодалов и рядом итальянских городов, с одной стороны, и могущественными немецкими светскими феодалами — с другой.
Политический кризис вылился в 70-х годах XI в. в открытую и ожесточенную борьбу императора с папой из-за вопроса об инвеституре. Инвеститурой вообще, как указывалось выше, назывался акт ввода во владение землей — передача сеньором феода своему вассалу. В применении к архиепископам, епископам и аббатам инвеститура включала не только их ввод в управление землями и зависимыми людьми, но и утверждение в духовном сане. Право инвеституры означало, в сущности, право назначать и утверждать в должности выбранный духовенством епископат и аббатов.

Императоры, начиная с Оттона I, видели в инвеституре высшего духовенства одну из важнейших опор своей власти. Папы, мирившиеся ранее с таким порядком, во второй половине XI в. стали оспаривать это право императора. В этой борьбе, охватившей все части империи, решался целый комплекс социально-политических вопросов, имевших важное значение для различных классов и социальных групп феодального общества: о верховенстве в церковных делах императора или папы, о судьбах раннефеодальной монархии в Германии, об основах дальнейшего политического развития немецкого феодального общества, о взаимоотношении Германии и итальянских областей империи, о дальнейшем развитии городов Северной и Средней Италии. В борьбу были вовлечены как верхи, так и низы феодального общества.
Саксонское восстание 1073 — 1075 гг. Готовясь к схватке с папством и своими противниками — крупными феодалами Германии, Генрих IV стремился превратить Саксонию в королевский домен, чтобы усилить материальную базу королевской власти. Здесь строились королевские бурги и за счет сохранившегося фонда общинных земель и земель, принадлежавших аллодистам крестьянского типа, насаждались новые королевские вотчины. Создавались также в большом числе ленные держания королевских рыцарей-министериалов — низшей прослойки класса феодалов.
Все эти меры способствовали втягиванию в зависимость еще сохранившегося в Саксонии слоя свободных крестьян-аллодистов. Вместе с тем Генрих IV настойчиво стремился вернуть расхищенные крупными феодалами, ранее принадлежавшие королю, земли в Саксонии. Королевская политика вызвала в 1070 г. мятеж верхушки саксонской феодальной знати. В нем приняли участие некоторые свободные и зависимые крестьяне, выступавшие не столько в поддержку феодальных верхов Саксонии, сколько за сохранение остатков свободной общины, против превращения их в зависимых людей. Мятеж этот был в 1071 г. подавлен.

В 1073 г. начались массовые выступления крестьян, разрушавших королевские крепости и хозяй-ственно-административные центры королевских вотчин. Стремясь использовать в своих интересах успехи крестьян, к восстанию примкнула враждебная королю группа саксонской знати во главе с Оттоном Нортгеймским. Однако размах антифеодального движения крестьян, перекинувшегося в Тюрингию, вызвал страх у местных феодалов. В переговорах с королем (в 1074 г.) вожаки их пошли на уступки за счет крестьян, которые не прекращали сопротивляться. В решающей битве на реке Унштрут возле Хомбурга феодальная саксонская конница бежала с поля боя, оставив на гибель пешее крестьянское ополчение. Генрих IV беспощадно расправился с восставшими крестьянами. Со знатью он заключил мир, назначив Оттона Нортгеймского своим наместником в Саксонии. Поражение восстания 1073— 1075 гг. усилило крестьянскую зависимость и сократило число свободных крестьян в герцогстве.
Крушение церковной политики германских императоров. В борьбе за инвеституру папство нашло опору в клюнийском движении, ставившем своей целью усилить церковь, поднять ее моральный авторитет (см. гл. 20). Оно стремилось сплотить церковную организацию, чтобы, с одной стороны, противостоять стремлениям светских феодалов к захватам церковных земель и установлению своей опеки над церковью, а с другой стороны, сделать церковь достаточно сильной, чтобы подавлять сопротивление зависимых крестьян.
Опиравшееся на монашество клюнийское движение широко распространилось среди немецкого духовенства, что укрепляло центробежные силы внутри страны.
Ревностным сторонником клюнийских требований был монах Гильдебранд родом из Северной Италии, фактически руководивший в течение многих лет делами папского престола. В 1059 г. на Латеранском поместном соборе (в Риме) был установлен новый порядок выбора пап. По решению собора папу должны были избирать без всякого вмешательства извне кардиналы — высшие чины церкви, возводимые в свой сан папой. Это решение было направлено против стремления императора вмешиваться в выборы пап. Латеранский собор высказался также против светской инвеституры епископов и аббатов. В 1073 г. Гильдебранд был избран папой под именем Григория VII и начал осуществлять на практике свою программу укрепления церкви, сместив нескольких немецких епископов, назначенных, по его мнению неправильно.
Подавив саксонское восстание, Генрих IV решительно выступил против стремления Григория VII подчинить себе немецкое духовенство и ослабить его связь с королевской властью. В 1076 г. на собрании высшего немецкого духовенства в Вормсе он объявил о низложении Григория VII. В ответ на это папа отлучил Генриха от церкви и лишил его королевского сана, а подданных короля освободил от присяги своему государю. На эти действия Григория VII тотчас же откликнулись в Германии крупные немецкие феодалы, не только светские, но и многие духовные, найдя в них удобный повод для сепаратистских выступлений. Южнонемецкая феодальная знать начала против короля настоящую войну, вновь восстали саксонские феодалы.

Генрих IV вынужден был капитулировать перед Григорием VII. В январе 1077 г. с небольшой свитой он отправился на свидание с папой в Италию. После трудного перехода через Альпы Генрих IV стал добиваться встречи с Григорием VII, находившимся в замке Каносса (в Северной Италии). По сообщениям хронистов, правда, враждебных Генриху, он, сняв все знаки королевского достоинства, босой и голодный стоял три дня с утра до вечера перед замком. Наконец он был допущен к папе и на коленях вымолил у него прощение.
Однако покорность Генриха была только политическим маневром. Несколько укрепив после снятия с него папой отлучения свое положение в Германии, он снова выступил против Григория VII. Шедшая еще долгое время после этого с переменным успехом борьба империи и папства завершилась подписанием так называемого Вормского конкордата (1122) —соглашения, заключенного сыном и преемником Генриха IV Генрихом V и папой Каликстом II и регулировавшего порядок выборов и утверждения епископов.
Вормский конкордат устанавливал разную систему выборов епископов в различных областях империи. В Германии епископы должны были впредь избираться духовенством в присутствии императора, которому принадлежало решающее слово при наличии нескольких кандидатур. Император совершал светскую инвеституру — передачу скипетра, символизировавшего власть над землями епископства. После светской инвеституры следовала духовная, осуществлявшаяся папой или его легатом, — передача кольца и посоха, символизировавших духовную власть епископа. В Италии же и Бургундии выборы епископов должны были происходить без участия императора или его представителей. Только через шесть месяцев после выборов и утверждения нового епископа папой император производил инвеституру скипетром, которая таким образом превращалась в чисто формальный акт. Вормский конкордат разрушил систему имперской церкви в Италии и Бургундии. В Германии же устанавливался компромиссный порядок, являвшийся нарушением коренных принципов оттоновской церковной политики.
В XII в. центральная государственная власть в Германии ослабевает, начинается длительный пе-риод феодальной раздробленности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2010-2017 История - История древнего мира.