Последние комментарии

Главная > Древний Рим > Аттила — вождь гуннов

Аттила — вождь гуннов

Атилла

В то время как вандалы захватили юг империи, а вестготы твердо расположились в ее западных провинциях, с севера надвигалась ещё одна большая угроза. Гунны снова начали мигрировать на запад.

Поход начался почти сто лет назад, и за это время они продвинулись от Центральной Азии до равнин к северу от Чёрного моря, вытеснили вестготов на территорию Римской империи и начали свое долгое наступление, которое привело Западную Европу на грань катастрофы.

В то время, когда готы и вандалы завоевывали себе победу, гунны вели себя сравнительно тихо. Они совершали грабительские набеги на границах империи то в одном, то в другом месте, но не пытались вторгнуться в ее пределы. Отчасти это происходило потому, что Восточная империя была лучше защищена, чем Западная: после того как в 408 г. умер Аркадий, на престол взошел его семилетний сын, Феодосий II (или, как его ещё называли, Феодосий Младший). Достигнув совершеннолетия, он оказался более сильным правителем, чем был его отец, и вдобавок отличался обаянием и доброжелательностью, снискавшим ему популярность в народе. Во время его долгого правления, длившегося сорок лет, положение Восточной империи несколько стабилизировалось. Он расширил Константинополь и усилил его оборону, открыл новые школы и собрал государственные законы в книгу, названную в его честь «Кодексом Феодосия».

Персы (давние враги, на время забытые из-за угрозы нашествия северных варваров) получили отпор во время двух относительно удачных войн, и в то время как западные границы империи постоянно подвергались испытанию, восточные оставались нерушимыми.

Всё шло хорошо до того момента, пока вождями племени гуннов не стали два брата, Аттила и Бледа. Первый, всегда доминировавший в этом союзе, сразу же предпринял устрашающий рейд в сторону Рима и таким образом вынудил Феодосия согласиться на выплату дани в 700 фунтов золота за каждый мирный год.

Аттила сдержал свое обещание и действительно сохранял мир, но очень недолгое время, которое он использовал для того, чтобы увеличить мощь своей армии и отправить своих конников покорять славян, живших на равнинах Центральной Европы, ближе к востоку. Кроме того, он отправил свои войска на запад, и они вторглись в Германию, сильно ослабевшую и обезлюдевшую из-за того, что множество людей перебралось на запад Империи.

Давление гуннов в западном направлении заставило ещё несколько германских племен отступить и пересечь Рейн. Это были бургувды, отдельные отряды которых участвовали ещё в наступлении свевов. Теперь, в 436–437 гг., отдельные группы бургундов снова отправились в Галлию и после того, как поражение, нанесенное им Аэцием, разбило их мечты о дальнейших завоеваниях, поселились в юго-восточной части провинции.

Кроме бургундов, гунны согнали с насиженных мест ещё и франков. Еще сто лет назад они пытались перебраться в Галлию, но Юлиан так основательно разбил их войска, что с тех пор подобных попыток не предпринималось. Теперь же они оккупировали северо-восточную часть Галлии, но римскому полководцу удалось остановить и их приближение.

В 440 г. ещё одна группа германских племен: англы, саксы и юты, прежде обитавшие к северу и северо-востоку от франков в тех местах, где теперь находится Дания и Западная Германия, вынуждены была пересечь море. Они вторглись в Британию, снова впавшую в варварство после ухода римских легионов, и в 449 г. в современном графстве Кент (на юго-востоке острова) появилось первое поселение ютов. В течение столетий после этого англосаксы постепенно расселялись на севере и западе Британии, подавляя яростное сопротивление местных племён — кельтов. В конечном счете, некоторые из них перебрались на северо-западное побережье Галлии и основали государство, впоследствии известное как Бретань.

В 445 г. (1198 г. AUC) умер Бледа, и Аттила, лишённый его сдерживающего влияния, стал полновластным правителем огромной империи, простирающейся от Каспийского моря до Рейна. Ее границы полностью повторяли северные границы римского государства. Военачальник решил вести более активную политику и вторгся в Восточную империю, правителям которой до сих пор удавалось откупаться от него тонной золота в год (за последнее время размеры дани выросли).

Феодосий II умер в 450 г. (1203 г. AUC), и престол Империи унаследовала его сестра Пульхерия. Она понимала, что не справится со множеством трудностей без мужской поддержки, и потому вышла замуж за Марциана, фракийца, хотя и незнатного, но отличавшегося способностями к командованию армий.

Такие изменения в составе правительства дали о себе знать почти сразу же: когда Аттила прислал за ежегодной данью, то получил отказ и приглашение немедленно начать войну.

Военачальник гуннов отказался принять вызов Марциана. Он не собирался затевать сражение с опытным полководцем, способным доставить немало хлопот, когда на западе лежали земли, которыми правил слабый император. Существует легенда, что сестра Валентиниана III, Гонория, которую за неблаговидные поступки заключили в тюрьму, тайком прислала Аттиле свое кольцо и предложила прийти и потребовать ее руки. Это могло бы послужить вождю гуннов предлогом начать вторжение, которое он и без того уже давно планировал.

Практически сразу же после того как Марциан стал императором и прислал ему вызов, на который он не ответил, Аттила был готов пересечь Рейн и войти в Галлию.

Уже целое поколение провинция была сценой, на которой разыгрывались битвы между Аэцием, представлявшим императрицу, и различными германскими племенами. Полководец творил чудеса: ему удалось удержать вестготов на юго-западе, бургундов на юго-востоке, франков на северо-востоке и бретонцев на северо-западе. Основная часть Центральной Галлии по-прежнему принадлежала Риму. Иногда Аэция называют «последним римлянином» за эти победы, ведь Империи больше не удавалось их одерживать.

Ситуация изменилась: навстречу полководцу шли не германцы, спасающиеся от нашествия гуннов, а сами гунны. Когда Аттила со своими войсками в 451 г. (1204 г. AUC) пересек Рейн, Аэций вынужден был заключить союз с Теодорихом I, королем вандалов. Между тем франки и бургунды также осознали опасность и стали стекаться на помощь римской армии.

В Северной Галлии встретились две армии: одна под командованием Аттилы, включавшая в себя подкрепление из числа воинов германских племен, покоренных гуннами (в частности, остготов), и другая под командованием Аэция, состоявшая из вестготов. Они столкнулись в том месте, которое называлось Каталау некой равниной по имени кельтского племени, обитавшего там. Главный город этой местности назывался Шалон (он находился примерно в девяноста милях от Парижа), и таким образом у битвы, произошедшей между готскими армиями, есть два названия: битва при Шалоне или битва на Каталаунской равнине, но в любом случае нужно отметить, что тут сражение происходило между родственными племенами.

Аэций расположил свои войска на левом фланге, а вестготов — на правом. Более слабые его союзники оказались в центре, куда, по мнению полководца, должен был прийтись основной удар (Аттила всегда находился в центре своих войск). Так и случилось. Гунны ударили в лоб и пробились вперед, оба крыла сомкнулись вокруг них, окружили и перебили.

Если бы римский полководец поставил себе задачу достойно завершить это сражение, гунны были бы полностью уничтожены и их вождь убит, но Аэций всегда был в большей мере политиком, чем военачальником, и он рассуждал, что вестготам нельзя позволять довершить начатое и одержать полную победу над врагом. В сражении погиб старый король Теодорих, и здесь Аэций увидел шанс ослабить своих союзников. У него в заложниках на случай, если вестготы решат перекинуться на сторону своих сородичей, находился сын короля, Торизмунд, и полководец, сообщив ему о смерти отца, предложил взять свою армию и мчаться домой для того, чтобы кто-нибудь не опередил наследника и не занял престол. Исчезновение вестготов дало возможность Аттиле вместе с остатками его войска улизнуть с поля боя, зато теперь Аэций мог быть уверен, что его недавние союзники немедленно ввяжутся в небольшую гражданскую войну. Его расчеты оказались верными: Торизмунд стал королем, но не прошло и года, как он погиб от руки своего младшего брата, и тот сел на престол под именем Теодориха II.

Это сомнительное дело под Шалоном действительно удержало Аттилу от завоевания Галлии, но не остановило продвижение гуннов и таким образом не заслуживает чести называться «решающей победой», как склонны считать историки.

Аттила реорганизовал свою армию, собрался с силами и в 452 г. вторгся в Италию, под тем предлогом, который предоставила ему Гонория, предложив жениться на ней. Он осадил Аквилею, город на северном побережье Адриатики, и через три месяца взял и разрушил его. Некоторые из местных обитателей, спасая свою жизнь, укрылись в болотистой местности на западе, и историки говорят, что таким образом зародилось поселение, которое впоследствии стали называть Венецией.

Италия оказалось беззащитной против кочевников, которые хвалились тем, что «трава никогда не вырастет там, где прошли копыта наших коней». Священники провозгласили их оружием, с помощью которого Господь наказывает грешников, или «бичом божьим».

Никто не помешал Аттиле подойти вместе со своей армией к Риму. Валентиниан III укрылся в Равенне, точно так же как в свое время в страхе перед Аларихом это сделал Гонорий. Единственный, кто мог бы противостоять орде кочевников, был епископ Рима Лев, возведенный в этот сан в 440 г. За его дела историки прибавили к его имени титул Великий.

То, что в то время римская кафедра стала несомненным лидером в западном церковном мире, не было исключительно его заслугой. Перенос столицы из Медиолана в Равенну подорвал авторитет местного епископа, а формирование варварских королевств в Галлии, Испании и Африке уменьшило влияние и других священнослужителей.

Обращение «папа» в значении «отец» на многих языках принадлежало всем священникам. Во времена поздней Римской империи так стали называть епископов и в особенности самых влиятельных из них.

Когда Лев был епископом Рима, на западе к нему начали обращаться «папа», вкладывая в это слово особый смысл. Оно стало общеупотребительным, и потому его считают основоположником института папства.

Лев непременно участвовал во всех религиозных диспутах своего времени и не стеснялся вести себя так, как будто был главой всей церкви. Это мнение передалось всем остальным; папа показал свою силу, начав суровые репрессии против манихеев, и таким образом организовал кампанию, которая покончила с их попытками спорить с христианством за право владеть сердцами и душами людей (религия не умерла, но вынуждены была уйти в подполье и породила многие ереси, возникшие в период Средневековья. Особенно сильно её влияние было заметно на юге Франции).

Своими действиями в отношении Аттилы Лев дополнительно поднял свой престиж. За неимением политических лидеров Риму приходилось рассчитывать только на помощь своего епископа, и эта помощь пришла: с беспримерным мужеством папа вместе со своей свитой отправился на север, чтобы встретиться с вождем гуннов. Свидание произошло в 250 милях к северу от Рима, на реке По. Лев появился при всех регалиях своего сана и со всей возможной торжественностью объявил Аттиле, что тот должен забыть о мысли напасть на священный город Рим.

Согласно легенде, твердость Льва, его величественная внешность и ореол папства смутили военачальника, вызвали у него благоговение (или священный страх) и принудили повернуть назад. В конце концов, не стоило забывать о том, что Аларих умер вскоре после разграбления Рима. Возможно, свои слова папа подкрепил чем-нибудь более существенным: крупным выкупом за отказ от руки Гонории, и золото оказалось не менее серьезным аргументом, чем страх Господень.

Атилла  портрет

В 453 г. (1206 г. AUC) Аттила покинул Италию и вернулся в свой лагерь, где женился, хотя и так содержал огромный гарем. После шумного празднества он удалился в свою палатку и в ту же ночь умер при таинственных обстоятельствах.

Его империю разделили между собой многочисленные сыновья, но скоро она исчезла под натиском германцев, восставших в тот момент, когда они услышали о смерти вождя гуннов. В 454 г. они разбили кочевников и рассеяли их войска. Угроза нашествия миновала.

Недолго после этого прожил и великий противник Аттилы. С точки зрения императорского двора, их полководцу слишком долго и слишком сильно везло. Сперва он одолел своего соперника, Бонифация, затем врага империи Аттилу, а в промежутке умудрялся держать в повиновении многочисленные германские племена. Армия была слепо предана своему военачальнику, и повсюду его сопровождали орды варваров-телохранителей.

Никчемный император достиг зрелости и уже четверть столетия пробыл на престоле исключительно благодаря военным способностям своего полководца, но не хотел оказаться на вторых ролях. Ему не нравилось то, что пришлось согласиться устроить свадьбу собственной дочери с сыном Аэция, и когда прошел слух, что военачальник хочет отдать ему престол, то Валентиниан III поверил этому так же легко, как в свое время его дядя Гонорий поверил подобным же измышлениям относительно Стилихона. Более того, в какой-то мере Аэций сам предопределил свой конец, поскольку по высокомерию и самодовольству пренебрег необходимыми мерами предосторожности.

В сентябре 454 г. он пришел на встречу с императором для того, чтобы окончательно обсудить условия брака между их детьми, и не взял с собой охрану. Обсуждаемый вопрос лишь подтвердил подозрения Валентиниана. Внезапно он выхватил меч и набросился на Аэция. Это был сигнал — в тот же момент придворные окружили полководца и мгновенно изрубили его на куски.

Предательство ни в коей мере не помогло Валентиниану обрести спокойствие. Произошедшее не только сделало его исключительно непопулярным в империи, надеявшейся на защиту опытного полководца, но и привело к смерти так же верно, как если бы он совершил самоубийство вместо убийства. Полгода спустя, в марте 455 г. (1208 г. AUC), двое людей, в свое время бывших личными телохранителями Аэция, подстерегли императора и зарубили его насмерть.

Валентиниан был последним мужчиной-правителем по линии Валентиниана I. Последней в этом роду была Пульхерия, жена императора Марциана. Она умерла в 453 г., и на этом прекратилась династия, члены которой правили государством почти сто лет. Муж пережил её на четыре года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2010-2017 История - История древнего мира.